У бубочки поломался самолет. Ему предложили лететь армейским, но он отказался из-за сомнений в собственной безопасности

2537

У бубочки поломался самолет. Ему предложили лететь армейским, но он отказался из-за сомнений в собственной безопасности.

Ну, во-первых, “информированный источник” брешет, как сивый мерин. Борты ломались, не так вот чтобы часто, но ломались. И никакой трагедии не было, ведь борты старенькие.

А во-вторых… сомневаться в армии. В собственной армии, у которой ты – Верховный Главнокомандующий… Как-то это… Фубля, в общем.

11 июля 2015 года, поездка в Донецкую область на строительство линий обороны. Прилет в Мелитополь, на военный аэродром. Был самолет госотряда “Украина”, но и был борт армейский, на котором летели все по линии МО. И да, на возврате “борт-1” стал мертвой тушкой, такое вот случилось. В течение 15 минут было принято решение о перелете армейским Ан-26.

Покойный Андрей Таранов накупил тогда черешни в Мелитополе по случаю. Эххх. Начальство летело в голове самолета, а мы устроились в хвосте и всю дорогу ели ту черешню. До сих пор помню вкус тех ягод, разговоры и шутки Андрея Ивановича…

Так вот. Самое красивое и приятное было в гордости армейского экипажа. И как самолет Минобороны продефилировал в Борисполе к Залу официальных делегаций. В 15-й бригаде транспортной авиации о том полете ходили легенды. Да и сейчас еще наверняка вспоминают. Да, Марина Добровольская?

Петр Алексеевич армию ценил и уважал. УВАЖАЛ. Всю армию. И генералов, и офицеров, и сержантов, и солдат. Пилотов и пехотинцев, без разницы. И не сомневался в армии.

Уважение к армии – оно или есть, или его нет. Это не спрячешь и не сыграешь.